Главная | Разведение | Уход и содержание | Поведение | Дрессировка  | Поведенческая медицина | Ветеринарная консультация | Ветеринарам | Программа "Питомники и клубы" | Издательство Софион | Форум | Доска объявлений | Фотогалерея | Реклама |
Меню

Отвращение к субстрату или месту

Предпочтение субстрата или места

Мечение территории мочой (половое и реактивное мечение)

Коррекция нечистоплотного поведения кошек

Приучение кошек к туалету

Как сделать кошачий туалет более привлекательным

Коррекция мечения у кошек с помощью феромонов

Реактивное поведение мечения у кошек
Баннеры

Издательство Софион

Кошачьи секреты

Контакты

Телефон:
+7(495)744-14-05
+7(495)744-14-06
+7(495)777-41-64

Факс:
+7(495)744-14-05

Подписка
Видео-ролики
Мечение территории мочой (половое и реактивное мечение)

Мечение чаще всего производится струей мочи, но у кошек существуют и другие способы мечения, которые тоже являются серьезным поведенческим нарушением, их трудно отличить от предпочтения места.

Мечение без опрыскивания струей. Кошки метят территорию мочой – путем разбрызгивания струи мочи либо оставляя лужи – или фекалиями. Крупные дикие кошки обозначают границы своей территории всеми эти способами. Домашние кошки могут оставлять метки в одном или в нескольких местах. Без понимания сложной социальной структуры их сообщества проблему мечения разрешить нельзя. Если посторонние кошки оставляют лужи мочи и экскременты только возле одной двери, это показывает, что, скорее всего, им свойственно поведение мечения без опрыскивания струей. В тех же обстоятельствах метки могут быть сделаны и струей, но почему-то ветеринары редко ставят диагноз мечения без опрыскивания струей, т.е. недооценивают частоту таких случаев. Нередко метки без опрыскивания неверно диагностируют как трудноизлечимое или неизлечимое предпочтение субстрата или места. Если хозяин заметил перемены во взаимоотношениях живущих под одной крышей кошек либо изменения в визитах посторонних кошек, то первым в списке возможных диагнозов должно стоять мечение без опрыскивания. Гипотезу о предпочтении субстрата или места можно проверить одним из описанных выше способов. Если предпринятые действия не решили проблему, то сведения о взаимоотношениях кошек в данном сообществе позволят ветеринарному врачу определить, имеет ли место мечение без опрыскивания мочой.

Мечение лужами мочи без опрыскивания – черта, унаследованная кошками от диких предков; то же относится и к мечению экскрементами. У нас нет свидетельств того, что у домашних кошек шел какой бы то ни было отбор против стремления метить.

Мечение струей мочи. Это черта нормального поведения кошек в самых разных ситуациях. Опрыскивание мочой у домашних кошек является как частью процесса отправления естественных надобностей, так и частью нормального социального общения. Это диморфное поведение, больше присущее самцам, чем самкам. Такой диморфизм можно объяснить неравным соотношением полов в сообществе, выявленным, например, у львов (Bertram, 1975; Macdonald, 1983), а также у свободно живущих и домашних кошек (Beaver, 1981d; Hart, 1975; Macdonald, Apps, 1978). Из котов, метивших струей и подвергнутых кастрации, 10% животных продолжали это делать и после операции, а из ранее метивших струей самок только 5% продолжали это после операции (Cooper, Hart, 1992; Hart, Barrett, 1973; Hart, Cooper, 1984). Однако статистическая обработка исходных данных показывает, что снижение мечения струей мочи после кастрации одинаково у обоих полов (p>0,05; F = 2,568). Это говорит о том, что стремление к такому мечению модулируется не только полом. На самом деле, несмотря на диморфность этого поведения, оно порождается в большей степени социальными причинами, нежели полом. Ветеринарная медицина недооценивает зависимость данного диморфного поведения кошек от состояния внутригрупповых взаимоотношений.

Проблему мечения в доме разрешить невозможно, если игнорировать социальные ситуации, в которые попадает животное (Hart, Cooper, 1984; Hart et al., 1993). Кошки, не бывающие на улице, но которых навещают уличные животные, порой начинают метить струей окна и двери, особенно если визитеры делают то же самое.

Аналогичная ситуация может сложиться и в доме. Сильные, энергичные кошки обычно заявляют о своем присутствии или статусе, повсеместно оставляя метки струей. Менее уверенные в себе кошки нередко пытаются создать себе нишу, оставляя метки струей мочи, экскременты или лужи в каком-то определенном месте. Столкнувшись с открытой агрессией, такие кошки, если прибегают к мечению, то метят струей после конфликта, так как в силу темперамента не решаются ввязаться в драку. Роль, которую мечение – струей и другими способами – играет в различных социальных контекстах, никогда тщательно не исследовалась. Теоретически, мечение струей должно встречаться реже у уверенных в себе животных, однако исследование поведения одичавших кошек показало, что при мечении струей для членов сообщества важен как зрительный, так и обонятельный компоненты демонстрации. С кошками, содержащимися взаперти, положение, по-видимому, более сложное. Чтобы устранить поведение мечения в доме, необходимо тщательно изучить всю сеть социальных связей животного. Поскольку оставлять метки струей мочи способны как коты, так и кошки, важно учитывать, что и те, и другие могут испытывать тревогу, связанную с социальными взаимоотношениями. Признаками тревоги служат выраженные вегетативные реакции (сердцебиение и расширение зрачков в присутствии другой кошки), повышение двигательной активности (хождение или попытки убежать при появлении в поле зрения либо приближении другой кошки) и настороженное состояние животного, внимательно следящего за всем происходящим. Нужно также учитывать, что представители обоих  полов метят струей мочи либо для того, чтобы заявить о себе, либо в качестве угрозы или ответа на угрозу. Проявления подобного нежелательного поведения в большой степени зависят от социальной системы живущих в доме кошек.

Клиенты часто путают мечение струей с мочеиспусканием. Важно, чтоб они умели описать позы кошки и отмечали места, где оставлены метки. Научившись подмечать характерную позу кошки, стоящей на месте с поднятым подрагивающим хвостом и глупым или восторженным выражением мордочки, они будут знать, что в этот момент она метит струей мочи. Клиентам следует также объяснить, что кошки, особенно если это уверенные в себе особи, могут демонстрировать поведение, характерное для мечения струей, не выделяя при этом мочи. Часто во время мечения струей кошки переминаются на передних лапах, словно месят тесто; предполагается, что так они метят территорию секретом межпальцевых сальных желез. Направленная струя мочи попадает на вертикальные поверхности и стекает по ним. Владельцам следует внимательно осматривать спинки кресел, диванов и стены чуть выше плинтусов. Желательно, чтобы они поискали, может даже ползая по дому на коленках, помеченные места с помощью обоняния и на ощупь. Отсутствие меток на вертикальных поверхностях не означает, что кошка не метит струей. Она может встать посередине горизонтальной поверхности, например постели, и выпустить струю мочи. В этом случае остается длинная, узкая мокрая полоса, а не округлая лужа. Владелец должен тщательно обследовать каждый сантиметр ковра. Если будет обнаружена только лужа посередине, то маловероятно, что кошка оставляет метки струей мочи.

Мечение струей

Как правило,  мечение струей лучше всего поддается лечению в тех  случаях, когда одновременно проводят коррекцию социальной среды животного. Модификацию окружающей среды и поведения следует производить в комплексе с приемом фармакологических средств. Если заниматься только модификацией поведения и физического окружения, мечение струей не удастся прекратить; исключение составляют только случаи, когда оно возникло только что и еще не стало привычным. Так, если мечение струей носит эпизодический характер или если оно только что появилось и известно, что именно его спровоцировало, то может оказаться достаточно модификации поведения и среды; однако если в течение первой недели не произошло улучшения, то нужно как можно быстрее начать медикаментозное лечение. Это важно по двум причинам. Во-первых, для кошек большое значение имеют обонятельные сигналы, так что каждый раз при осуществлении мечения обонятельное раздражение делает этот навык более прочным. Во-вторых, другие кошки не остаются равнодушными к таким демонстрациям, а в результате начинает разрушаться имеющаяся иерархическая структура группы.

Для медикаментозного лечения различных форм поведения мечения применяются главным образом следующие препараты: ТЦА, а именно амитриптилин (элавил), нортриптилин (памелор) и кломипрамин (анафранил, в России – кломэкс находится в стадии разработки и испытаний); бензодиазепины, в частности диазепам (валиум); неспецифические анксиолитики – буспирон (буспар). В настоящее время нет надежных данных об эффективности в таких случаях других неспецифических анксиолитиков, например флуоксетина (прозака, в России – флуэкс находится в стадии разработки и испытаний). Однако их успешное использование в терапии других поведенческих расстройств у собак и кошек (Overall, 1995) дает основания предполагать, что они будут эффективны и в случаях нечистоплотного поведения кошек. Традиционно предпочтение отдается диазепаму. С разной степенью успеха его применяют для лечения мечения уже более 10 лет.

При правильном использовании диазепам позволяет контролировать поведение мечения у кошек в 75-90% случаев (Marder, 1991). Препарат назначают в следующих дозах: 1,0-3,0 мг на кошку перорально 1-2 раза в сутки (Houpt, 1991b; Marder, 1991) или 2-4 мг на кошку перорально 2 раза в сутки (Cooper, Hart, 1992). Для расслабления скелетных мышц при ЗНМП его дают в дозах 1,25-2,5 мг на кошку перорально  1-2 раза в сутки (Osborn et al.,1987). Как правило, у кошек, на которых диазепам оказывает лечебное действие, в течение нескольких дней наблюдаются слегка нетвердая походка и нарушение восприятия глубины. Пошатывание проходит спонтанно примерно через 7 дней. Одним кошкам необходимо давать диазепам в течение нескольких недель, другим сезонно, а некоторым – всю жизнь. Следует применять минимальную эффективную дозу. Некоторым кошкам, отвечающим на диазепам, нужно назначать бензодиазепин с более длительным периодом полувыведения, например хлоразепат (дикалиевую соль) (транксен-SD) по 0,5-1,0 мг/кг перорально 1-2 раза в сутки или 0,55-2,2 мг/кг перорально по мере необходимости. Если же кошка не поддается лечению диазепамом, эти назначения тоже могут не дать ожидаемого результата.

Важно понимать, что поведение мечения вызывается разными причинами. Об этом уже говорилось выше, но хочу подчеркнуть это снова. Неудачное медикаментозное лечение иногда позволяет сформулировать доступное проверке предположение о том, какие именно нейрохимические механизмы лежат в основе поведенческих нарушений, ведущих к мечению. Выяснение взаимоотношений между кошками – занятие трудное и неблагодарное. Однако понимание социального положения животного может стать ключом к назначению нужного лекарственного препарата, хотя и ошибочное назначение бывает источником важной информации. Это еще раз подчеркивает важность тщательно собранного анамнеза поведения кошки; если  назначенное лекарство не дало желаемого результата – объяснение ищите в анамнезе. Необходимо настойчиво проверять высказанные гипотезы на практике и делать из этого корректные выводы – это единственный путь к достижению успеха в области поведенческой медицины.

В последнее время для лечения мечения струей вместо бензодиазепинов стали повсеместно использовать буспирон. В некоторых случаях это дает хорошие результаты. Статистический анализ данных разных исследований (Hart et al., 1993; Marder, 1991) показал, что по своей эффективности буспирон не превосходит диазепам, но лечение им обходится значительно дороже. Если диазепам дают по 1-2 мг (0,2-0,4 мг/кг) перорально 1-2 раза в сутки (начальная доза = 1 мг 2 раза в сутки), то доза буспирона составляет 5 мг перорально 1-2 раза в сутки (начальная доза = 5 мг 1 раз в сутки). Поскольку обычно требуется длительное лечение буспироном – от 6 до 12 месяцев, – его стоимость имеет существенное значение. Расходы были бы оправданны, если бы препарат обладал исключительной эффективностью, однако статистическая обработка данных не подтвердила этого.

Практика показывает, что после прекращения лечения диазепамом нередко возникают рецидивы. При возобновлении лечения дозу этого препарата всегда приходится увеличивать. В отдельных случаях поведение мечения не поддается повторному лечению. Однако по таким вопросам, как оценка возникающей рефрактерности кошек к действию диазепама и степень увеличения дозы при повторном его назначении, надежных (полученных на крупных выборках) данных нет, так что здесь требуются дополнительные исследования. Снижение ответа на препарат, скорее всего, связано с формированием физиологической зависимости (File, 1990).

Физиологическая зависимость не является для животных проблемой, возможно, потому, что они не могут самостоятельно принимать лекарства. Для людей бензодиазепины в этом отношении опасны, и клиентов, дающих эти препараты своим домашним животным, следует об этом предупреждать. Поскольку мечение струей нередко требует длительного поддерживающего лечения, ветеринарный врач должен проявлять осторожность и не выписывать сразу большие количества препарата. Лучше каждый месяц или два выписывать новый рецепт во время визитов клиента. Это также даст возможность постоянно пополнять историю болезни новыми данными о пациенте.            Частота рецидивов мечения струей довольно высока. Вероятно, это в какой-то мере зависит от недостатка внимания к проблеме социальных взаимоотношений. Мардер (Marder, 1991) и Харт с соавторами (Hart et al., 1993) получили различающиеся данные по частоте рецидивов после лечения диазепамом. Последние авторы (за основу взята работа Cooper, Hart, 1992) сообщают, что после отмены диазепама у 10 из 11 бывших под наблюдением кошек (95%) возобновилось мечение струей, тогда как Мардер (Marder, 1991) указывает, что мечение возобновилось через некоторое время только у 13 из 17 животных (75%). В случае лечения буспироном рецидивы, по наблюдениям в течение 8 недель после его полной отмены, возникли у 17 из 32 кошек (53%). Различие приведенных данных (13 из 17 и 17 из 32) статистически недостоверно (F=2,56; p > 0,05). Харт и соавторы (Hart et al., 1993) не указали ни время, в течение которого снижали дозу диазепама, ни схему его приема.

И время, за которое снижается доза препарата, и схема лечения важны для сравнительной оценки риска возникновения рецидивов. Так, обсуждаемые данные относятся лишь к 8-недельному периоду наблюдений после лечения буспироном, а следовательно, выявляемая частота рецидивов, скорее всего, занижена. Это дополнительно подтверждается тем, что и у людей, и у собак терапевтический уровень буспирона в крови достигается лишь после 2-4 недель лечения (Marder, 1991; Robinson et al., 1989). Поскольку в подобных случаях клиренс тоже бывает обычно замедлен, оценка частоты рецидивов за короткий период времени явно ненадежна. Таким образом, остается неясным, какой из препаратов дает больше рецидивов. Тем не менее, поскольку буспирон, в отличие от диазепама, не влияет на краткосрочную память и к тому же, как считается, воздействует на серотониновую и дофаминовую системы мозга, он вполне способен нормализовать социальные контакты кошек и снижать интенсивность мечения, основанного на агонистическом поведении.

Основная причина, по которой при лечении мечения струей стали использовать буспирон, – это появившиеся в последние годы сообщения о случаях скоротечного развития печеночной недостаточности и летального исхода у кошек, получавших диазепам в малых дозах (Center et al., 1996; Hughes et al., 1996). Как сообщалось, дозы не превышали 1 мг на кошку, причем использовались препараты, выпускаемые как под международным названием (диазепам), так и под фирменным (валиум). К сожалению, имеющиеся эпидемиологические данные недостаточны, чтобы делать предположения о причине непереносимости диазепама у отдельных животных. Недавно проведенный повторный анализ реакции кошек на диазепам и данные аутопсии животных, получавших его, показали, что их внезапная смерть могла быть вызвана только идиосинкразической реакцией (Hughes et al., 1996). Большинство внезапно погибших кошек имели избыточный вес, что указывает на значимость такого процесса, как накопление активных метаболитов в жировой ткани (Center et al., 1996). Следовательно, весьма благоразумно не только ставить клиентов в известность об имевших место непредвиденных эффектах, но и информировать их о том, что такие случаи наблюдаются не чаще, чем идиосинкразическая реакция на фенобарбитал у собак. Наилучшая профилактическая мера – не назначать никаких лекарственных средств, пока не проведено тщательное клиническое обследование и не получены данные гематологического и биохимического анализов крови. Остается неясным, являются ли такие идиосинкразические реакции результатом взаимодействия наследственности и окружающей среды или взаимодействия «вирус × лекарство», или же это реакция печени, опосредованная иммунной системой. Поскольку предварительные анализы крови были сделаны лишь немногим из погибших кошек, то нельзя исключить, что у этих животных было какое-то заболевание.

Буспирон – неспецифический анксиолитик, действующий как частичный агонист 5-гидрокситриптамина (серотонина, 5-НТ) на пре- и постсинаптическом уровнях (Coop, McNaughton, 1991; Lucey et al., 1992; Robinson et al., 1989). Высказывалось также предположение, что буспирон является агонистом дофаминовых рецепторов (Lucey et al., 1992). Любые агонисты  серотонина или дофамина способны  ослаблять тревогу, вызываемую ощущением опасности в какой-то социальной ситуации; снижение тревоги позволяет животному вести себя более адекватно в социальном отношении. В зависимости от того, является ли мечение сигналом или же актом агрессии, применение буспирона будет в большей или меньшей степени эффективным. Агрессия – а мечение струей может быть актом агрессии (Overall, 1994e, k, l, m), – это очень сложное поведение, и неудивительно, что даже сходные фармакологические средства дают разные терапевтические эффекты. Необходимо тщательно изучать действие всех используемых соединений.

Лечение страха, фобий и социальной тревоги с помощью трициклицеских антидепрессантов (ТЦА) дало многообещающие результаты (Rang et al., 1995). Эта группа препаратов многообразна, но большинство из них усиливает действие серотонина. Более старые ТЦА, действующие кратковременно, например амитриптилин, бывают эффективны при лечении нечистоплотности, вызванной отвращением и нежелательными предпочтениями. В случаях мечения струей или без опрыскивания их использовали редко, хотя амитриптилин, например, выпускается в удобной для приема жидкой форме. Если тревожность, связанная с социальной ситуацией, слабо выражена или возникла недавно, то для лечения мечения  можно рекомендовать «низкотехнологичные» (более старые) ТЦА. Амитриптилин и сейчас считается препаратом первого выбора для лечения ЗНМП, или стерильного цистита (Buffington et al., 1993; Eschalier, 1990; Fromm et al., 1991; Hanno et al., 1989). Его назначают прежде всего потому, что за счет своего воздействия на уровень норадреналина в мозге он способствует разрешению воспалительных процессов нейрогенного происхождения. В то же время нельзя исключить и такого эффекта  амитриптилина, как ослабление тревожного состояния, вызванного болью.

Кломипрамин (анафранил, в России – кломэкс находится в стадии разработки и испытаний), относительно специфический ингибитор обратного захвата серотонина, для лечения мечения стал применяться совсем недавно, поэтому данных о его эффективности пока недостаточно. Похоже, он одинаково эффективен как для одиночно живущих кошек, так и для животных в группе, а также в ситуациях, когда тревожное состояние не поддается лечению другими средствами. Данных о применении кломипрамина для лечения мечения при половых демонстрациях нет. У человека и собаки терапевтически эффективные уровни кломипрамина достигаются лишь после 4-6 недель лечения, однако на кошек он действует быстрее, и его эффекты начинают проявляться уже в первую неделю. Кошки более чувствительны к побочным эффектам любых лекарств, чем собаки или люди. По сравнению с большинством других лекарственных средств новейшие препараты, в том числе кломипрамин, оказывают более слабое побочное действие, однако точных данных об их токсичности пока нет.

Если кошки не отвечают на перечисленные выше лекарства, можно использовать прогестины (Beaver, 1992c; Chesney, 1976; Hart, 1980a), но к ним прибегают лишь как к последнему средству из-за риска развития таких побочных эффектов, как гинекомастия, сахарный диабет, неоплазия молочных желез, подавление функции костного мозга. Прогестины никогда не назначают племенным животным. Ни при каких обстоятельствах их нельзя назначать без полного клинического и биохимического анализов крови и последующего повторения этих анализов каждые 6-8 недель. Клиентов нужно предупреждать обо всех возможных побочных эффектах лекарственных препаратов, поскольку может встать вопрос об ответственности. Желательно получить от клиента документ об информированном согласии или об освобождении от ответственности. Во  всех случаях без исключений клиентам следует предоставлять всю доступную информацию о возможных рисках, связанных с применением любого лекарства.

Чем руководствоваться при выборе одного лекарства из многих других?

Диазепам и прогестины воздействуют на поведение мечения струей через ЦНС по двум независимым путям. Прогестины связываются с цитозольными рецепторами андрогенов и оказывают прямой ингибирующий эффект на 5a-редуктазу стероидов[1] в нейронах гипоталамуса и лимбической системы (Gupta et al., 1979; Henik et al., 1985). Диазепам очень удобен в ситуациях, при которых необходим быстрый результат, например когда нужно, чтобы в течение недели клиент мог заметить изменения в поведении животного. В случае рецидива диазепам можно использовать повторно, но клиента лучше предупредить, что придется назначить более высокую дозу. Повторю: небольшая часть животных к этому препарату нечувствительна, хотя до сих пор неизвестно, какова эта часть – над этим еще предстоит работать. Тем не менее, если у кошки возник рецидив в связи с воздействием того же самого социального раздражителя, который спровоцировал нечистоплотное поведение ранее, и диазепам однажды уже помог, то он поможет и еще раз. Иногда диазепам оказывается предпочтительным потому, что это дешевый препарат. Разумеется, ни один препарат не следует назначать исходя только из его стоимости, хотя некоторые клиенты предпочитают лечение дорогим лекарством, особенно после того как дешевое не помогло.

Буспирон с успехом применяют в случаях, когда первичным поведенческим нарушением является агрессия, когда кошка отличается большой уверенностью в себе или же когда кошка недостаточно уверена в себе и не в состоянии завоевать место в группе. Положительное действие буспирона в такого рода случаях объясняется тем, что он облегчает социальные контакты и налаживание иерархических взаимоотношений. Препарат эффективен в следующих ситуациях: 1) при активной, но скрытой агрессии в сочетании с поведением мечения (любого типа); 2) при агрессии, связанной с иерархическим статусом и сочетающейся с  мечением струей (буспирон способствует установлению нормальных иерархических отношений и снижает уровень открытой агрессии); 3) при мечении в случае пассивной агрессии, когда клиент понимает, что кошке следовало бы стать более уверенной в себе – эта черта полезна при налаживании отношений в группе кошек.

Буспирон применяют, когда требуется препарат с большим периодом полувыведения, а цена не роли играет. Если можно ожидать, что кошке понадобится поддерживающая терапия, то лучше использовать буспирон, а не диазепам, так как последний вызывает физиологическое привыкание у людей. Кроме того, буспирон не вызывает пристрастия у человека. Его назначают также в тех случаях, когда ТЦА и бензодиазепины оказались неэффективны или кошка их плохо переносит. Буспирон выбирают в первую очередь, если необходимо лечить агрессию, однако при этом важно определить тип агрессии и в какой мере она открытая или скрытая. Буспирон эффективен во всех перечисленных ситуациях, но он также может сделать кошку, от которой ранее исходила скрытая угроза, более самоуверенной и открытой к взаимодействиям. Это будет положительный эффект лишь при том условии, что одновременно с лекарственной терапией проводятся модификация поведения и контроль за взаимоотношениями животных. На врезке 8-7 приведены примеры того, как происходит выбор лекарственного препарата.

Если между двумя кошками происходят агрессивные взаимодействия и одна из них совершенно затерроризирована, лечение диазепамом должно ослабить у нее краткосрочную память об устрашающих событиях и сделать ее более дружелюбной. В то же время агрессору нужно назначить буспирон: он освободит животное от связанного с агрессией чувства тревоги, что будет способствовать нормализации взаимоотношений этих двух кошек. В данной ситуации важно, что у агрессора сохраняется тревога несмотря на то, что позы жертвы свидетельствуют об отсутствии угрозы с ее стороны, а также что агрессия – это результат тревоги. Для налаживания социальных отношений кошек важно то, что воздействие буспирона на агрессивную кошку будет развиваться на фоне действия диазепама на другую кошку.

Было отмечено (Hart et al., 1993), что многие кошки в результате лечения буспироном становятся более уверенными в себе. Осталось неясным, в каком контексте такая самоуверенность представляет собой нарушение поведения. Логика в этом случае очень сложна. Кошка, которая подавляет любые проявления агрессии и при этом уверена в себе, возможно, усвоила, что агрессивное поведение невыгодно (т.е. хозяева наказывали ее за это). В такой ситуации диазепам назначать не следует, потому что он снимет запреты, даже те, что полезны. Именно в этом случае уверенную в себе, активно агрессивную кошку, которая сдерживает агрессивное поведение, лучше лечить буспироном, а не диазепамом.

Если кошка проявляет тревогу по поводу своего положения в иерархии и независимо от ответной реакции других кошек демонстрирует открытую агрессию, тем самым постоянно самоутверждаясь, то следует отдать предпочтение диазепаму. Буспирон способен усилить имеющуюся агрессию, в то время как диазепам делает таких животных более дружелюбными и устраняет у них чувство тревоги, что облегчает разрешение социальных конфликтов. В описанных условиях хорошо действует и кломипрамин. Буспирон в данной ситуации лучше давать жертве агрессии, так как это сделает ее более напористой. Необходимо подчеркнуть, что указанные препараты предназначены не только для лечения исходного состояния тревоги, к тому же они способствуют одновременно проводимой модификации поведения.

Итак, самоуверенного задиру не надо лечить буспироном, от этого он станет еще более наглым. Если кошка-жертва агрессии совершенно запугана и пассивна, ситуация может стать по-настоящему угрожающей. В этом случае наглецу нужно назначить препарат, который сделает его более дружелюбным (диазепам), а несчастной жертве – средство, которое облегчит ее тревожное состояние и поможет снова занять место в социальной системе. Буспирон в данном случае предпочтителен, поскольку усиливает чувство уверенности в себе, хотя диазепам и кломипрамин тоже будут эффективны.

Мы не располагаем данными, способствует ли преходящая, несильно выраженная атаксия (нарушение походки), возникающая под действием диазепама, восстановлению социального порядка, но исключать такую возможность не следует.

Хирургические методы лечения

Всех животных, которые метят струей, следует кастрировать, чтобы снизить уровень половых гормонов (Bali, Hormeyer, 1986; Bovee, 1985). В качестве хирургического лечения предлагались также перерезка обонятельных трактов (Hart, 1981b; 1982) и перерезка седалищно-пещеристой мышцы (Hauptman, Komtebedde, 1989; Komtebedde, Hauptman, 1990). Перерезка обонятельных трактов не сказывается на способности кошек принимать пищу, но она не более эффективна, чем методы лекарственного лечения, и к тому же вызывает отрицательное отношение владельцев. Последняя из названных хирургических операций дала положительный результат (снизила мечение обоих типов) у 7 из 10 кастрированных котов старше 6 месяцев, которых ранее лечили прогестинами или диазепамом (причина мечения установлена не была).

Подробнее см. в книг Карен Оверолл «Клинические методы коррекции поведения собак и кошек», выпущенной издательством «Софион» в 2005 г. http://www.sofion.ru/catalog/detail.php?ID=1158

           

            Посмотреть и заказать книгу Вы также можете в нашем Интернет-магазине Петсовет по ссылке http://www.petsovet.ru/catalog/books/element.php?SECTION_ID=346&ELEMENT_ID=2017 


[1] Связываясь с андрогенными рецепторами, прогестины препятствуют проявлению действия андрогенов, а ингибируя 5a-редуктазу стероидов, препятствуют образованию андрогенов из стероидных предшественников; соответственно, оба эффекта направлены на снижение регуляторного воздействия мужских половых гормонов. – Прим. ред.

Поиск
Интернет-зоомагазин

Интернет-зоомагазин "Петсовет"
Новости
Главная | Разведение | Уход и содержание | Поведение | Дрессировка  | Поведенческая медицина | Ветеринарная консультация | Ветеринарам | Программа "Питомники и клубы" | Издательство Софион | Форум | Доска объявлений | Фотогалерея | Реклама |
Copyright © 2019. Зоопроблем.Net . All rights reserved.